?

Log in

No account? Create an account

За историческую справедливость

За историческую справедливость!

Previous Entry распространить Next Entry
ТАКАЯ СВОБОДА...
3
archivarius1983
Оригинал взят у putnik1 в ТАКАЯ СВОБОДА...
Уничтожение новгородского веча

Имперская историография – как царская, так советская и постсоветская – воспринимает феномен Новгородской республики как некую опасную аномалию, тревожный соблазн, крамольное указание на возможность ИНОЙ русской судьбы. Перманентный враг № 1 – Запад – оказывается, присутствует здесь, у нас, «среди берез», на восточно-европейской равнине, пусть даже в виде воспоминания. И что самое страшное для апологетов Евразийской Империи – русские жили в этом Западе, причем счастливо, свободно и богато, были там ДОМА. Это был РУССКИЙ ЗАПАД. Оказывается, русские могут-таки жить не хуже шведов и немцев, безо всякой «достоевщины», плеточного «византизма» и «умом Россию не понять». И жили бы так поныне, повернись по-другому, успей король Казимир пособить отважной Марфе Борецкой

Просьбой прокомментировать этот материал, вопреки обыкновению, сперва хотел преребречь. Комментировать поток сознания г-на Широпаева, - известного национал-уменьшителя, идеолога «множества маленьких уютных» и вообще, на мой взгляд, персонажа с тяжелыми отклонениями, - ниже достоинства не только моего, но и любого историка. Тем не менее, материал дает возможность хотя бы частично исполнить давешнее пожелание уважаемого коллеги Фарнабаза (и не только его) относительно ликбезика по истории Господина Великого Новгорода. Собрался сделать это давно, и материала подобрано достаточно, но все как-то руки не доходили и повода не было. А теперь и дошли, и повод налицо. А что всего лишь отрывок, так не обессудьте: что-то все же лучше, чем ничего...


На самом деле, единственным истоком т.н. «новгородской демократии» во все века ее существования была постоянная борьба между боярскими группировками, рулившими городскими «концами», - бывшими поселками, слившимися некогда в Новгород, - и кланами внутри руппировок. Нуждаясь в поддержке, каждая группировка и каждый клан прикармливали «своих» (фактически, клиентов), используя их в борьбе за власть, и потому знаменитые торжества демократии – «веча» - как правило, завершались дикими «битвами на мосту», по итогам которых и определялось, кто избран.

К середине XIV века, однако, такая система изжила себя. Коврижек уже не хватало на раздачу, «граждане новгородчи» обижались, драться «вятшим людям» драться стало себе дороже, - и в 1354-м была проведена реформа. Если раньше посадник («президент») избирался всем городом на срок, сколько вече угодно, то отныне городом рулил «комитет» из пяти (по числу «концов») пожизненных посадников, избиравших главного («степенного») из самих себя, ни с кем не советуясь. А вече (уже не все «гражане», а только «вятшие люди») этот выбор только утверждало.

Склок стало меньше, но и возможность крутить «рядовым избирателям» мозги очень поубавилось. Если раньше, борясь за посадничество, претендент мог убеждать простой народ в том, что его беды проистекают от того, что государством руководит его соперник и агитировать в свою пользу, то теперь ответственность за все несли бояре. Все остальные скатились на дно: «золотые пояса» могли делать с чернью в полном смысле слова всё, что угодно. Вплоть до без всякого суда и следствия «вынуть очи» рядовому новгородцу, как бы полноправен он ни был. Именно такая беда случилась в 1418-м с неким Степанкой, пытавшимся судиться с обидевшим его боярином, следствием чего стало громадное восстание городских низов против «обидчиков».

Встал весь Новгород, и справиться с мятежом боярские дружины смогли только при участии Церкви, а следствием бунта стало привлечение к власти, кроме «золотых поясов», уже власть имевших, еще и «серебряных», то есть, бояр рангом пониже и неродовитому купечеству, ранее исподволь подкручивавших гнев населения. Посадников (естественно, пожизненных) стало уже не пять, а 18 (затем 24, а потом и 36, «степенного» начали избирать не на год, а на полгода, - и в конце концов, каждая боярская семья вошла в число «правящих», а простецов вообще вычеркнули из политической жизни, благо, военные задачи успешно решались панцирными боярскими дружинами. Если же кто-то пытался напоминать о своих никем не отмененных правах, с такими, определив по доносам, быстро расправлялись боярские клиенты, проживающие в соответствующих «концах», - в связи с чем, и бунтов уже не случалось.

Короче говоря, политическое устройство города вплотную приблизилось к эталону – Венецианской Республике, где власть был «совет господы», политические права реально утвердила за собой «господа» в целом, а вече по факту превратилось в собрание боярской клиентелы, утверждавшей решения без обсуждения. Именно этот слой с первой четверти XV века имел основания именоваться «мужами новгородчими»; прочим, обобранным до нитки, похолопленным, сидящим в долгах, как в шелках, не смея даже заикнуться (каралось батогами, а то бесследным исчезновением) оставалось только хныкать о «бесправдивых боярах», плакаться на то, что «у нас правды и суда правого нет» и с надеждой посматривать в сторону Москвы, где пирамида власти была проста, логична и предсказуема, а система управления давала возможность найти хоть какой-то суд и управу на обидчика.

Собственно, именно поэтому в 1471-м, когда «золотым поясам» поневоле пришлось вспомнить о «мужах городских», без которых их дружины вообще не имели шанса выстоять против московского войска, огромное, - 40000 душ, шикарно вооруженных бярами за свой счет, - ополчение (даром, что потомки победителей на Чудском озере и у Раковора) рассыпалось при первом столкновении с пятитысячным отрядом москвичей. А чуть позже, в 1478-м, потому же были заклепаны пушки на неприступных стенах и «вятшему люду» пришлось «отдаться на всю волю» Москве.

В общем, дорогие френды и не френды, тяга новгородской олигархии в Европу понятна. В Литве (под «Европой» подразумевалась именно она) «золотым со серебряными поясам» была уготована вполне завидная участь – магнатство, их служилой клиентеле – шляхетство, а в перспективе, после слияния ВКЛ с Польшей в Речь Посполиту (и неизбежного окатоличивания) -  «золотая вольность» с полным, законодательно закрепленным всевластием над окончательно поставленным на место «быдлом». Но какое отношение это имеет к «демократии» понять способны, видимо, только люди с особым образом устроенными мозгами, типа г-на Широпаева…

UPD:
Прислали. Иных возражений не нашлось. Quod erat demonstrandum.


***

Орут взлохмаченные сотские,
темно от ратников кругом:
впервые стены новгородские,
смирясь, склонились пред врагом.

На зов не встала чернь с ослопами,
нейдёт подмога из Литвы…
И пушки намертво заклёпаны
лихим соузником Москвы.

Послов ливонских тащат волоком,
в затылки тыча кулаком.
В последний раз сполошный колокол
шевелит гулким языком.

В последний раз, взвихрившись золотом
былых побед (гляди, народ!),
летят знамена Нова-города
к ногам московских воевод.

Дозоры рыщут вдоль по улицам,
аж до Неревского конца…
И князь Иван надменно щурится,
лаская гриву жеребца
рукой в перчатке…

Трубы медные
ревут в угаре торжества:
свободу русскую последнюю
сегодня кончила Москва.

Не быть ни вечу, ни посаднику,
все нынче вровень, - на века...
И пусть осудят внуки-правнуки.
Не объяснять же дуракам…

Кто волю ценит слишком дорого,
тот, право слово, бестолков;
ведь не свобода бьется с ворогом,
а сила княжеских полков!



promo archivarius1983 november 16, 2014 02:06 4
Buy for 10 tokens
В соавторстве с товарищем ЛК То, что в нашей стране происходит начиная с 1985 года (на всём пространстве СССР), всё, что нам навязывает компрадорская верхушка, по поступкам идентичная Временному правительству 1917, заключается в парадигме полнейшего самозабвения, пораженчества. Идеологий…