За историческую справедливость (archivarius1983) wrote,
За историческую справедливость
archivarius1983

Categories:

«Реформа Косыгина – Либермана». Что это было?

Одним из пунктов, в котором сходятся различного рода самопровозглашённые любители сталинского или ленинско-сталинского СССР, – оценка экономического преобразования 1965 года, известного как реформа Косыгина или, в ином варианте, Либермана. Основной посыл к тому сводится, что реформа имела успех кратковременный, провалилась и потому была свёрнута (вчитайтесь – не чувствуете взаимоисключающих параграфов в стиле Коли Старикова?), в социализм нельзя вводить элементы капитализма, потому что получится капитализм. В общем, как они говаривают, председатель совета Министров СССР А. Н. Косыгин и доктор экономических наук, профессор кафедры статистики и учёта Харьковского государственного университета им. А. М. Горького оказались организаторами очередной капиталистической реформы. В частности, Е. Г. Либерманом были написаны статья «План, прибыль, премии» (опубликована 9 сентября 1962 года в «Правде»), «Ещё раз о плане, прибыли, премии» (20 сентября 1964 года, «Правда»), а также доклад для ЦК КПСС «О совершенствовании планирования и материального поощрения работы промышленных предприятий».
В числе прочих лоббистов капиталистических преобразований часто также указывается, например, академик-экономист Л. В. Канторович, удостоившийся различных зарубежных почётных степеней и в 1975 году Нобелевской премии «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов» (из сего факта делается вывод, якобы Канторович являлся западным агентом). Из свежайших «озарений» – утверждение о предложении М. М. Ботвинника по сочетанию социалистических и капиталистических методов: «В 1954 году Ботвинник направил в ЦК КПСС предложения по изменению экономического плана развития СССР. Суть его идеи… заключалась в конвергенции – сочетании плановых социалистических и рыночных капиталистических методов ведения народного хозяйства…» (Википедия со ссылкой на мемуары шахматиста Н. В. Крогиуса «Записки гроссмейстера»).
Что на это всё скажем?
1.Ссылаться на мемуары и интервью в качестве источника – фигура высшего пилотажа. В идиотизме. И не упоминал бы об этом, однако «мемуары» и «интервью» Микояна, Молотова, Кагановича, Маленкова, самого Сталина – вся эта писанина хлебниковско-косолаповская, жухраевская, чуевская… – в ходу у ряда наших … «марксистов».
2.Идиотизмом же является и допущение, что экономисты или шахматист, не занимавшие государственных постов, могли что-то инициировать и получать премии в обход власти. Даже те же премии мирового значения получали писатели, экономисты, математики по согласованию с властями, а не в обход.
3.И всё-таки для чего-то с различных сторон действительно раздавались предложения по изменению экономики. Так что же это было?
А было вот что. Переворот 1953 года упразднил Советы в качестве верховной власти, а в начале шестидесятых окончательно упразднена социалистическая колхозная и кооперативная собственность, сохранилась исключительно государственная.
Народ всё это видел. Если ещё в пятидесятых сохранялся баланс цен сталинских времён, то в шестидесятых скачки цен и недостаток продовольствия дали о себе знать – и ситуация для правящей верхушки складывалась критичная. Стоял вопрос удержания ситуации под контролем. Потому под шумок продолжавшихся партийных чисток – удаления ленинцев и сталинцев – развязали дискуссию о необходимости преобразований. Отсюда все эти совпадения в программных пунктах Косыгина, Либермана и остальных (при том, что Косыгин и Либерман никакого отношения друг к другу не имели и выдвижение Либермана, как и Канторовича и – коли имело место в 1954 – Ботвинника в качестве идеологов реформ для раздувания антисемитизма). Так что да, мы можем с чистой совестью использовать статьи Либермана в качестве такой общей программы, показывающей настроения населения, но с оговоркой, что Косыгин и Либерман никакого отношения друг к другу не имели, в том числе и на уровне возможной поддержки.
Статьи, однако, интересные. Вот как статья «План, премия, прибыль» начинается.
«Совершенствовать хозяйственное руководство и планирование

Необходимо найти достаточно простое и вместе с тем обоснованное решение одной из важнейших задач, поставленных в Программе КПСС: построить систему планирования и оценки работы предприятий так, чтобы они были жизненно заинтересованы в наиболее высоких плановых заданиях, во внедрении новой техники и улучшении качества продукции, словом, в наибольшей эффективности производства.
На наш взгляд, этого можно добиться, если до предприятий доводить планы только по объёму продукции в номенклатуре и срокам поставок. Притом это надо делать с максимальным учётом прямых связей между поставщиками и потребителями».


Подождите, разве это не звучит как тезис с опорой на экономический закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил, то, о чём написано у И. В. Сталина в работе «Экономические проблемы социализма в СССР»?

«Все остальные показатели надо доводить только до совнархозов, развёрстывать их между предприятиями не нужно.
Предприятия на основе полученного объёмно-номенклатурного задания должны сами составлять полностью законченный план, в том числе по производительности труда и численности работающих, заработной плате, себестоимости продукции, накоплениям, капиталовложениям и новой технике.
Как же можно доверять предприятиям составлять планы, если сейчас все их намётки, как правило, гораздо ниже их действительных возможностей?
Это можно сделать, если предприятия в будут в наибольшей степени морально и материально заинтересованы в полном использовании резервов не только при выполнении, но и при самом составлении планов. С этой целью по каждой отрасли производства должны разрабатываться и утверждаться на длительный период плановые нормативы рентабельности. Целесообразнее всего эти нормативы утверждать в централизованном порядке в виде шкал, определяющих размеры поощрения коллективов предприятий к зависимости от достигнутого уровня рентабельности (в форме прибыли в процентах к производственным фондам).
Вот примерная шкала поощрения, разработанная для предприятий машиностроения на основе анализа деятельности 24 заводов за 5 лет».
(Указывается шкала)

Вот это ничего не напоминает?
«Говорят, что необходимость планомерного (пропорционального) развития народного хозяйства нашей страны дает возможность Советской власти уничтожить существующие и создать новые экономические законы. Это совершенно неверно. Нельзя смешивать наши годовые и пятилетние планы с объективным экономическим законом планомерного, пропорционального развития народного хозяйства. Закон планомерного развития народного хозяйства возник как противовес закону конкуренции и анархии производства при капитализме. Он возник на базе обобществления средств производства, после того, как закон конкуренции и анархии производства потерял силу. Он вступил в действие потому, что социалистическое народное хозяйство можно вести лишь на основе экономического закона планомерного развития народного хозяйства. Это значит, что закон планомерного развития народного хозяйства даёт возможность нашим планирующим органам правильно планировать общественное производство. Но возможность нельзя смешивать с действительностью. Это – две разные вещи. Чтобы эту возможность превратить в действительность, нужно изучить этот экономический закон, нужно овладеть им, нужно научиться применять его с полным знанием дела, нужно составлять такие планы, которые полностью отражают требования этого закона. Нельзя сказать, что наши годовые и пятилетние планы полностью отражают требования этого экономического закона». (Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР).
Утверждается, что «реформа Косыгина – Либермана» делала ставку на прибыльность и тем самым способствовала восстановлению капитализма. На протяжении статьи «План, прибыль, премия» Либерман говорит о соотношении рентабельности и поощрения («чем выше рентабельность, тем поощрение больше»), что «гарантирует ещё более быстрый рост общественного богатства и вместе с тем страхует от чрезмерно высоких отчислений в пользу предприятия», при этом – «Никакой опасности для бюджетных доходов нет: наоборот, есть основание ожидать значительный рост государственного дохода под влиянием сильной материальной заинтересованности предприятий в общем увеличении прибыли». Также предполагается, что «предприятия получают поощрения на основе долевого участия в созданном доходе: чем выше план по рентабельности, который составит само предприятие, тем больше будет и поощрение», «…составлять заниженные предприятии планы станет для предприятия крайне невыгодным делом. Вместе с тем сохранится стимул и к перевыполнению планов… при несоблюдении заданий по объему, номенклатуре и срокам поставок продукции предприятие лишается права на премирование». В качестве самого главного принципа – «предприятия будут стремиться максимально повысить производительность труда. Они перестанут требовать и принимать излишнюю рабочую силу. Такие излишества снизят рентабельность, а следовательно, и фонды поощрения», «…предлагаемый порядок освободит централизованное планирование от мелочной опеки над предприятиями, дорогостоящих попыток воздействовать на производство не экономическими, а административными мерами».
Вывод таков.
«1. Установить, что планы предприятий после согласования и утверждения объёмно-номенклатурной программы полностью составляются самими предприятиями.
2. Чтобы гарантировать государственную добросовестность и заинтересованность предприятий в максимальной эффективности производства, установить единый фонд для всех видов материального поощрения в зависимости от рентабельности (от прибыли в процентах к производственным фондам).
3. Централизованно утвердить в качестве нормативов длительного действия шкалы поощрения в зависимости от рентабельности для различных отраслей групп предприятий, находящихся примерно в одинаковых естественных и технических условиях.
4. Усилить и улучшить централизованное планирование путём доведёния обязательных заданий (контрольных цифр) только до совнархозов (исполкомов, ведомств). Ликвидировать практику развёрстки заданий со стороны совнархозов между предприятиями по «достигнутому уровню». Обязать совнархозы на основе экономического анализа проверять, оценивать и улучшать самостоятельно разработанные предприятиями планы без изменения при этом шкал рентабельности как базы для поощрения предприятий.
5. Разработать порядок использования единых фондов поощрения из прибылей предприятий, имея в виду расширение прав предприятий в расходовании фондов на нужды коллективного и личного поощрения.
6. Установить принцип и порядок гибкого образования цен на новые изделия с таким расчётом, чтобы более эффективные изделия были рентабельны и для производителей и для потребителей, то есть для народного хозяйства в целом».


А вот из продолжения «Ещё раз о плане, прибыли, премии». «… для оценки эффективности надо прибыль отнести к какой-либо базе, характеризующей мощность предприятия. Целесообразнее всего в качестве такой базы принять стоимость производственных фондов потребления. Тогда оценка будет идти по рентабельности производства, под которой понимается отношение прибыли к стоимости производственных фондов», «…величину поощрения надо соизмерять не только с величиной фондов, но и с массой живого приложенного труда на каждом предприятии», «…цены должны сочетать стабильность с гибкостью», «…Цены должны пересматриваться на отдельные группы изделий по мере изменения соотношений между издержками производства в среднеотраслевом масштабе и действующими ценами, с учётом новизны, качества, эффективности новых изделий в эксплуатации или потреблении», «…Только путём гибкой политики цен и серьёзного поощрения за рентабельность можно побудить предприятия наиболее эффективно использовать основные и оборотные фонды, непрерывно обновлять типаж изделий и повышать качество продукции», «…Прежде всего надо оценивать работу предприятия в зависимости от того, как оно выполняет поставки по количеству, номенклатуре, качеству изделий и срокам», «…Общий поощрительный фонд образуется на основе единого принципа. Но внутри предприятий в разных отраслях и даже на различных заводах можно поощрять из этого фонда за те показатели, какие являются решающими для данных условий», «…Надо больше поощрять за индивидуальные достижения, причём быстро и оперативно», «… прибыль не надо предписывать в планах сверху каждому предприятию, равно как не надо лимитировать и другие качественные показатели. Все эти показатели обязательно будут планироваться в масштабах республик и экономических районов, а также отраслей производства. Предприятия же со своей стороны на основе договор поставок и норматива поощрения из прибыли могут вполне самостоятельно разрабатывать свои планы. При этом предприятиями будет выгодно как в плане, так и фактически добиваться максимальной рентабельности», «… так как рентабельность есть фокус или оптимальная точка пересечения всех других качественных показателей, то предприятия и должны стремиться к росту производства, обновлению продукции (выгодные цены!), к новой технологии (снижение себестоимости!), максимальному использованию оборудования по времени и мощности, минимуму оборотных запасов (высокая рентабельность!), повышению качества продукции (гарантия сбыта и реализация прибылей). Словом, они будут обеспечивать реальную эффективность производства, а не формальное выполнение показателей». И в качестве заключения – «… нужен не междуведомственный, а надведомственный и постоянно действующий орган на самом высшем уровне, который руководил бы всеми проверочными мероприятиями и расчётами и подготовлял бы в поэтапном порядке систему законодательных актов в определённом, твёрдо принятом направлении».
Вопрос – так где же тут программа восстановления капитализма? Вообще-то из статей видно, что автор выступает за прекращение возникшей производственной анархии и спускаемых сверху директив, против уравниловки, за рационализацию производства, ещё раз за соответствие производственных отношений характеру производительных сил, за социалистическое соревнование, призывает к восстановлению стахановщины (не углядели?). А как орган называется, тот самый, что надведомственный? Случайно это не …  совет тот самый, что оказался в подчинении партии с 1953 года?!

Эй, умники, покажите-ка, что в этой статье противоречит той самой статье Сталина? Причём статья написана в условиях побеждающего госкапитализма, да, но с указанием, что не всё потеряно, что всё возможно возвратить посредством восстановления истинных колхозов, кооперативов! Сравните!
«... наше товарное производство представляет собой не обычное товарное производство, а товарное производство особого рода, товарное производство без капиталистов, которое имеет дело в основном с товарами объединённых социалистических производителей (государство, колхозы, кооперация), сфера действия которого ограничена предметами личного потребления, которое, очевидно, никак не может развиться в капиталистическое производство и которому суждено обслуживать совместно с его “денежным хозяйством” дело развития и укрепления социалистического производства.
Поэтому совершенно не правы те товарищи, которые заявляют, что поскольку социалистическое общество не ликвидирует товарные формы производства, у нас должны быть якобы восстановлены все экономические категории, свойственные капитализму: рабочая сила, как товар, прибавочная стоимость, капитал, прибыль на капитал, средняя норма прибыли и т.п. Эти товарищи смешивают товарное производство с капиталистическим производством и полагают, что раз есть товарное производство, то должно быть и капиталистическое производство. Они не понимают, что наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме».
«Иногда спрашивают: существует ли и действует ли у нас, при нашем социалистическом строе, закон стоимости?
Да, существует и действует. Там, где есть товары и товарное производство, не может не быть и закон стоимости.
Сфера действия закона стоимости распространяется у нас прежде всего на товарное обращение, на обмен товаров через куплю-продажу, на обмен главным образом товаров личного потребления. Здесь, в этой области, закон стоимости сохраняет за собой, конечно, в известных пределах роль регулятора.
Но действия закона стоимости не ограничиваются сферой товарного обращения. Они распространяются также на производство. Правда, закон стоимости не имеет регулирующего значения в нашем социалистическом производстве, но он всё же воздействует на производство, и этого нельзя не учитывать при руководстве производством. Дело в том, что потребительские продукты, необходимые для покрытия затрат рабочей силы в процессе производства, производятся у нас и реализуются как товары, подлежащие действию … закона стоимости. Здесь именно и открывается воздействие закона стоимости на производство. В связи с этим на наших предприятиях имеют актуальное значение такие вопросы, как вопрос о хозяйственном расчете и рентабельности, вопрос о себестоимости, вопрос о ценах и т. п. Поэтому наши предприятия не могут обойтись и не должны обходиться без учёта закона стоимости.
Хорошо ли это? Не плохо. При нынешних наших условиях это действительно не плохо, так как это обстоятельство воспитывает наших хозяйственников в духе рационального ведения производства и дисциплинирует их. Не плохо, так как оно учит наших хозяйственников считать производственные величины, считать их точно и так же точно учитывать реальные вещи в производстве, а не заниматься болтовнёй об “ориентировочных данных”, взятых с потолка. Не плохо, так как оно учит наших хозяйственников искать, находить и использовать скрытые резервы, таящиеся в недрах производства, а не топтать их ногами. Не плохо, так как оно учит наших хозяйственников систематически улучшать методы производства, снижать себестоимость производства, осуществлять хозяйственный расчет и добиваться рентабельности предприятий. Это – хорошая практическая школа, которая ускоряет рост наших хозяйственных кадров и превращение их в настоящих руководителей социалистического производства на нынешнем этапе развития.
Беда не в том, что закон стоимости воздействует у нас на производство. Беда в том, что наши хозяйственники и плановики, за немногими исключениями, плохо знакомы с действиями закона стоимости, не изучают их и не умеют учитывать их в своих расчётах. Этим собственно и объясняется та неразбериха, которая всё ещё царит у нас в вопросе о политике цен. Вот один из многочисленных примеров. Некоторое время тому назад было решено упорядочить в интересах хлопководства соотношение цен на хлопок и на зерно, уточнить цены на зерно, продаваемое хлопкоробам, и поднять цены на хлопок, сдаваемый государству. В связи с этим наши хозяйственники и плановики внесли предложение, которое не могло не изумить членов ЦК, так как по этому предложению цена на тонну зерна предлагалась почти такая же, как цена на тонну хлопка, при этом цена на тонну зерна была приравнена к цене на тонну печеного хлеба. На замечания членов ЦК о том, что цена на тонну печёного хлеба должна быть выше цены на тонну зерна ввиду добавочных расходов на помол и выпечку, что хлопок вообще стоит намного дороже, чем зерно, о чём свидетельствуют также мировые цены на хлопок и на зерно, авторы предложения не могли … сказать ничего вразумительного. Ввиду этого ЦК пришлось взять это дело в свои руки, снизить цены на зерно и поднять цены на хлопок. Что было бы, если бы предложение этих товарищей получило законную силу? Мы разорили бы хлопкоробов и остались бы без хлопка.
Значит ли, однако, все это, что действия закона стоимости имеют у нас такой же простор, как при капитализме, что закон стоимости является у нас регулятором производства? Нет, не значит. На самом деле сфера действия закона стоимости при нашем экономическом строе строго ограничена и поставлена в рамки. Уже было сказано, что сфера действия товарного производства при нашем строе ограничена и поставлена в рамки. То же самое надо сказать о сфере действия закона стоимости. Несомненно, что отсутствие частной собственности на средства производства и обобществление средств производства как в городе, так и в деревне не могут не ограничивать сферу действия закона стоимости и степень его воздействия на производство.
В том же направлении действует закон планомерного (пропорционального) развития народного хозяйства, заменивший собой закон конкуренции и анархии производства.
В том же направлении действуют наши годовые и пятилетние планы и вообще вся наша хозяйственная политика, опирающиеся на требования закона планомерного развития народного хозяйства.
Всё это вместе ведёт к тому, что сфера действия закона стоимости строго ограничена у нас и закон стоимости не может при нашем строе играть роль регулятора производства».
«Совершенно неправильно также утверждение, что при нашем нынешнем экономическом строе, на первой фазе развития коммунистического общества, закон стоимости регулирует будто бы “пропорции” распределения труда между различными отраслями производства.
Если бы это было верно, то непонятно, почему у нас не развивают вовсю лёгкую промышленность, как наиболее рентабельную, преимущественно перед тяжёлой промышленностью, являющейся часто менее рентабельной, а иногда и вовсе нерентабельной?
Если бы это было верно, то непонятно, почему не закрывают у нас ряд пока ещё нерентабельных предприятий тяжёлой промышленности, где труд рабочих не даёт “должного эффекта”, и не открывают новых предприятий безусловно рентабельной лёгкой промышленности, где труд рабочих мог бы дать “больший эффект”?
Если бы это было верно, то непонятно, почему не перебрасывают у нас рабочих из малорентабельных предприятий, хотя и очень нужных для народного хозяйства, в предприятия более рентабельные, согласно закона стоимости, якобы регулирующего “пропорции” распределения труда между отраслями производства?
Очевидно, что, идя по стопам этих товарищей, нам пришлось бы отказаться от примата производства средств производства в пользу производства средств потребления. А что значит отказаться от примата производства средств производства? Это значит уничтожить возможность непрерывного роста нашего народного хозяйства, ибо невозможно осуществлять непрерывный рост … народного хозяйства, не осуществляя вместе с тем примата производства средств производства.
Эти товарищи забывают, что закон стоимости может быть регулятором производства лишь при капитализме, при наличии частной собственности на средства производства, при наличии конкуренции, анархии производства, кризисов перепроизводства. Они забывают, что сфера действия закона стоимости ограничена у нас наличием общественной собственности на средства производства, действием закона планомерного развития народного хозяйства, – следовательно, ограничена также нашими годовыми и пятилетними планами, являющимися приблизительным отражением требований этого закона.
Некоторые товарищи делают отсюда вывод, что закон планомерного развития народного хозяйства и планирование народного хозяйства уничтожают принцип рентабельности производства. Это совершенно неверно. Дело обстоит как раз наоборот. Если взять рентабельность не с точки зрения отдельных предприятий или отраслей производства и не в разрезе одного года, а с точки зрения всего народного хозяйства и в разрезе, скажем, 10–15 лет, что было бы единственно правильным подходом к вопросу, то временная и непрочная рентабельность отдельных предприятий или отраслей производства не может идти ни в какое сравнение с той высшей формой прочной и постоянной рентабельности, которую дают нам действия закона планомерного развития народного хозяйства и планирование народного хозяйства, избавляя нас от периодических экономических кризисов, разрушающих народное хозяйство и наносящих обществу колоссальный материальный ущерб, и обеспечивая нам непрерывный рост народного хозяйства с его высокими темпами.
Короче: не может быть сомнения, что при наших нынешних социалистических условиях производства закон стоимости не может быть “регулятором пропорций” в деле распределения труда между различными отраслями производства».
«Существует ли основной экономический закон социализма? Да, существует. В чём состоят существенные черты и требования этого закона? Существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники.
Следовательно: вместо обеспечения максимальных прибылей, – обеспечение максимального удовлетворения материальных и культурных потребностей общества; вместо развития производства с перерывами от подъёма к кризису и от кризиса к подъёму, – непрерывный рост производства; вместо периодических перерывов в развитии техники, сопровождающихся разрушением производительных сил общества, – непрерывное совершенствование производства на базе высшей техники.
Говорят, что основным экономическим законом социализма является закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства. Это неверно. Планомерное развитие народного хозяйства, а значит и планирование народного хозяйства, являющееся более или менее верным отражением этого закона, сами по себе ничего не могут дать, если неизвестно, во имя какой задачи совершается плановое развитие народного хозяйства, или если задача … неясна. Закон планомерного развития народного хозяйства может дать должный эффект лишь в том случае, если имеется задача, во имя осуществления которой совершается плановое развитие народного хозяйства. Эту задачу не может дать сам закон планомерного развития народного хозяйства. Её тем более не может дать планирование народного хозяйства. Эта задача содержится в основном экономическом законе социализма в виде его требований, изложенных выше. Поэтому действия закона планомерного развития народного хозяйства могут получить полный простор лишь в том случае, если они опираются на основной экономический закон социализма.
Что касается планирования народного хозяйства, то оно может добиться положительных результатов лишь при соблюдении двух условий: а) если оно правильно отражает требования закона планомерного развития народного хозяйства, б) если оно сообразуется во всем с требованиями основного экономического закона социализма».


Так что же это было? В чём смысл статей Либермана (и остальных)?
Да было вот что. Выяснилось, что в различных концах страны независимо друг от друга люди, помня о былых временах, отстаивали восстановление сталинской экономики, не прибегая к его терминологии. Чем ревизионисты и воспользовались. Когда назрел кризис, то они, убрав одного ставленника (Хрущёва) и поставив нового (Брежнева), продолжая заниматься вычищением ленинских и сталинских кадров. И в частности, проведение реформы совпало с окончательным лишением возможности Анастаса Микояна воздействовать на политику (прежде него были вычищены Молотов, Маленков, Каганович … в 1957, Ворошилов в 1961). То есть для прикрытия очередного безобразия управленцы на время в 1965 году внедрили действительно преобразование марксистского, сталинского характера … и прекратили в 1970 году, то есть после расчётного года, все причины дальнейших негативных процессов в экономике приписывали этой реформе и при этом противопоставили друг другу и скомпрометировали всех, кто прямо или косвенно оказался её сторонником. В частности, Косыгина и Либермана, ну и в том числе Канторовича, Ботвинника и так далее.

Эстафетную палочку за такими брежневистами подхватили и современные «марксисты», утверждающие, причём зачастую всерьёз, о невозможности «конвергенции» (внедрения элементов капитализма в социалистическую экономику). Результат их пропаганды откровенен – назойливая антикубинская, антивьетнамская и в особенности антикитайская пропаганда. По пути ли нам с подобными «коммунистами»? Ответ вроде очевиден...
Tags: 1962, 1964, 1965, Ботвинник, Канторович, Косыгин, Либерман, СССР, капитализм, коммунизм, мифы, социализм, сталинизм
Subscribe
promo archivarius1983 november 16, 2014 02:06 4
Buy for 10 tokens
В соавторстве с товарищем ЛК То, что в нашей стране происходит начиная с 1985 года (на всём пространстве СССР), всё, что нам навязывает компрадорская верхушка, по поступкам идентичная Временному правительству 1917, заключается в парадигме полнейшего самозабвения, пораженчества. Идеологий…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →